Главная Форум Интернет-магазин
Реклама  |  О проекте  |  Обратная связь

 

 



 
Интервью

Энвер Измайлов: «Неправильный» гитарист


      Автор: Дмитрий Подберезский
      Источник: Jazz-Квадрат, #2/3-1999
      Дата публикации: 01 июня 1999 г.

Энвер ИзмайловЯ все ищу такой инструмент, в который хотел бы влюбиться. Мне многие нравятся, но я все-таки отношусь к своим гитарам как холодный профессионал. Не люблю, а дружу.

Энвер Измайлов родился 12 июня 1955 года в Фергане. Играть на гитаре выучился в возрасте 15 лет. Поступил в музучилище по классу фагота. Профессионально работал в группах "Южане" и "Сато". В самом конце 70-х в результате длительных поисков новых способов звукоизвлечения он пришел к нетрадиционной технике исполнения, названной "tapping". С 1988 года Энвер Измайлов живет в Крыму, выступает чаще всего соло и в трио. Обладатель Гран-при конкурса европейских гитаристов в Лозанне 1995 года. Много выступает на самых различных фестивалях по всей территории СНГ и Европы.

- Для Вас, фаготиста, приход в гитару был естественен или же все-таки случаен?

- Я все-таки считаю случайным, поскольку в моем роду музыкантов не было. Правда, уже позже, когда я учился, кто-то из родственников вспомнил, что мой дед играл на мандолине.

- Насколько же сильны были в Фергане, Узбекистане вообще гитарные традиции?

- Сегодня, можно сказать, гитарные традиции на уровне. Прежде всего, в смысле национальном. Я в общем-то первым начинал играть фольклор именно на гитаре, и поэтому я там - довольно известная личность. Поскольку в те годы я один занимался переложениями фольклора для гитары, многие музыканты не могли пройти мимо меня. А заниматься приходилось много, снимал звучания народных инструментов и приспосабливал их к гитаре.

- Могу смело высказать предположение, что эти Ваши опыты наверняка встречали определенное противодействие...

- Противодействие я встречал со стороны некоторых музыкантов. Но не всех. Многие ведь смотрели на гитару как на инструмент старомодный и такой вот... трали-вали! В принципе, они были правы, потому что в то время ярко преподнести этот инструмент было некому. Сами музыканты начинали уважать гитару только тогда, когда убеждались в ее потенциале. Да любой инструмент нуждается в представлении! Тот же фагот. Но и на суперинструменте можно сыграть полную туфту!

- Но я имел в виду несколько другое: не было ли возражений, что, мол, гитарист лезет в самое святое для узбеков - в фольклор?

- Дело в том, что потом сами узбеки пошли этим путем. Гитара ведь - не такой далекий родственник тара, народного инструмента. Тар, ситар, дутар, гитара - в самих названиях прослеживается родство. Поэтому речь была о другом: успешно использовать возможности гитары при исполнении фольклора. Вот, скажем, на синтезаторе можно сымитировать исполнение на саксофоне при условии, если будешь правильно пользоваться техническими приемами. Но если техника саксофона тебе знакома плохо, то не поможет даже самый совершенный синтезатор.

- В таком случае, на каком инструменте Вы начали работать, когда уже осознанно стали выступать как гитарист?

- Первой моей была обыкновенная ленинградская электрогитара, от звука которой мы, правда, тогда просто балдели. И еще передо мной был пример Коли Душкова, гитариста, который по тем временам (начало 70-х) играл вообще просто исключительно, знал ноты, хотя был самоучкой, работал слесарем. Он даже занимался аранжировками для биг-бэнда, в котором играли, между прочим, Слава Морозов, Сергей Гурбелошвили. Душков был для нас богом и, видно, вообще номером один во всем Союзе. Поэтому, уже научившись играть на гитаре, я решил поступить в училище. Но гитара-то в те годы просто нигде не преподавалась! Тем более в Узбекистане. Я хотел уже пойти на домру, прослушался, меня пообещали принять. Подумал: главное - выучить ноты. Но класс домры так и не открыли, мне посоветовали идти учиться играть на рубабе. Это "одна палка, две струны", что меня уже никак не устраивало. И тут я познакомился со Степаном Сергеевичем Гавриловым - педагогом от Бога, таким Макаренко. Золотой человек был! В результате я закончил училище по классу фагота, гитара же оставалась таким параллельным инструментом.

- Но в составе ансамбля "Сато" Вы уже выступали как гитарист?

- Да, нам даже удалось записать две пластинки-гиганта. Но еще раньше у меня была гитара "Ибанез-стандарт". Я поиграл на свадьбах, накопил денег, и появилась мечта купить фирменный, настоящий инструмент. "Гибсон" там или "Фендер". Ведь тогда все гитаристы Узбекистана знали по имени человека, у которого был "Гибсон". И когда я поднакопил деньги, мне предложили поехать в Ленинград, где можно было купить хороший инструмент подешевле. И я купил за две тысячи семьсот гитару "Ибанез", сделанный под "Гибсон Лес Пол". В футляре, но уже игранный. Сзади "Джапан" написано, бардовый такой, кайф! Наверное, я переплатил, но был страшно доволен. Привез домой, показал отцу. Он у меня плотником обыкновенным работал. Говорю: "Смотри, какое дерево!" Он постучал по корпусу, сказал: "Хорошее дерево! За сколько взял?" А я знал: назови ему настоящую цену, он рухнет на пол. Вот и сказал: "За триста". Отец удивился: "А почему так дорого?" Это ведь его месячный оклад был бригадира.

- Вот здесь мне хотелось бы остановиться на очень тонкой теме. Все те гитаристы, которые используют технику "тэйпинга", так или иначе инспирированы Стэнли Джорданом. Вы, судя по всему, пришли к этой технике раньше Джордана и самостоятельно. Но просто так подобные открытия не случаются. Что же послужило толчком?

- Наверное, все-таки некое внутреннее шестое чувство. Бывают такие моменты, когда играешь на гитаре, занимаешься с медиатором, и вдруг тебе хочется сыграть по-другому, не так. И слышишь: звук-то совсем другой, многие пассажи в этой технике вообще исполнить куда легче, чем при помощи медиатора. Следующая мысль была: если левая рука способна это делать, почему бы и правой не попробовать? Попробовал в октаву - о!..

- И это случилось где-то в конце 70-ых...

- Трудно сказать, когда точно... Но в конце 70-ых я уже точно исполнял на концертах сольные композиции в этой технике. "Легенду", например... А какую-то явную отправную точку назвать нельзя, потому что к тэйпингу я подходил постепенно.

- Мне приходилось лично слушать еще двух гитаристов, использующих подобную технику: минчанина Владимира Ткаченко и Александра, если не ошибаюсь, Любченко из Днепропетровска. Вы, Энвер, утверждаете, что играете совсем не так, как это делает тот же Ткаченко. Почему?

- Потому, что он больше отталкивался от Стэнли Джордана, а я пришел к этому сам. Он слушал Джордана, а я - нет.

- А с точки зрения техники много различий? Как строится Ваше звукоизвлечение: удар с одновременной подтяжкой струны или что-то другое?

- Все зависит от того, какую фразу ты играешь. Есть и с подтяжкой. Есть и без нее, есть с мелизмами, есть с трелью. Но в основе, конечно, лежит акцент, удар. Такое вот печатание.

- Насколько я понимаю, в случае использования такой техники конструкция гитары большого значения не имеет. Главное, чтобы струны располагались близко к грифу...

- Главное даже не это. Положение струн относительно грифа должно помогать тебе исполнять задуманное свободно. Раньше на одной и той же гитаре приходилось играть и в классической технике, и с использованием тэйпинга. Что было не совсем удобно: требования к инструменту все же разные. Вот почему у меня сегодня на сцене не меньше двух гитар. А использую я нормальные серийные гитары.

- А струны? Насколько они важны?

- Для меня имеет значение жесткость струн. И это - хорошие американские струны, самые разные, я даже названий фирм не помню, потому что обращаю внимание прежде всего на размеры: 0,10 там, 0,42...

- В любом случае, независимо от заказанных инструментов, Вы на концерты всегда берете одну "главную", видимо, гитару. Почему именно ее, а не какую-то другую из тех семи, которые Вы держите дома?

- Я к ней уже просто привык, чаще на ней играю, хорошо знаю ее слабые стороны, сильные. Это гитара "Блэйд" Гарри Левинсона, американца, который держит небольшую фирму в Швейцарии. У него там работают десять-пятнадцать мастеров, сотрудничают с "Овэйшн", гитары "Блэйд" хорошо известны профессиональным музыкантам.

- Семь гитар даже для профессионального музыканта - арсенал достаточно солидный.

- В Москве я познакомился с музыкантов, у которого тридцать пять гитар...

- Значит, человек может себе позволить... Но Вы как-то обозначили специализацию, что ли, каждого из Ваших инструментов?

- Ну конечно! Они ведь не просто так стоят у меня дома. В одной из композиций использую одну гитару со своим звуком, строем. Это инструменты только как бы для домашней работы, в экспериментальных целях. Все это гитары не новые, пользованные, значит, дешевые и в принципе меня устраивают.

- Для того, чтобы поддерживать исполнительскую форму, необходима и система тренинга, особенно по отношению к такой вот своеобразной технике.

- Система тренинга существует во всех техниках исполнения на гитаре. Это прежде всего специальные упражнения для пальцев, которые также пришли и со временем, и с опытом. Ведь как сам выдумал технику, так и упражнения для поддержания формы должен придумать сам. Никто же тебе не подскажет.

- Но Вам наверняка приходилось смотреть в записи выступления других гитаристов и что-то заимствовать...

- Сложно сказать... Смотрел чисто ради интереса: Эл ДиМеолу там, других... Но это мне ничего не дало, запись этой видеошколы я смотрел прежде всего потому, что задумал сделать собственную видеошколу. Здесь ведь на голом месте сложно создать что-то полностью самостоятельно.

- Бывая в Европе, выступая на фестивалях, часто ли Вы встречали гитаристов, использующих подобную Вашей технику?

- Нет, я встречался только со Стэнли Джорданом на одном фестивале, играли в разных залах, но под одной крышей. Друг друга так, кстати, и не услышали. Потом уже встретились, хотел с ним познакомиться, но вот этот скудный языковой багаж!.. К тому же, он - американец, с ним вообще сложнее разговаривать. Так что поздоровались, поздравили друг друга, а больше ничего сказать и не можем, блин!

- Сегодня у Вас нет никакого желания вернуться к классической технике исполнения?

- Нет, вариант совершенно невыигрышный. Честно скажу, мне просто скучно уже. Хотя бы потому, что примеров - полно! Кого и чем я смогу удивить? Ну, техникой... А что дальше? Когда же играю по-своему - я уже интересен.

- Но ведь у каждого музыканта очень многое зависит от того, что он вкладывает в музыку, и даже при использовании классической техники, если мозги работают, гитарист может демонстрировать вещи феноменальные.

- Конечно! Важно быть профессионалом с любой точки зрения. Но в классической технике очень большая конкуренция. А вот в моей - нет. Когда уходишь с протоптанных дорожек, начинаешь ощущать себя Колумбом, открывающим Америку. И если ты свою Америку открыл, твое имя останется в истории навсегда. Пускай после тебя придут те, кто будет лучше, но твое имя все равно останется. Но и риск большой. Я рисковал, и у меня получилось.

- Насколько сочетает в себе такая необычная манера исполнения собственно исполнительское искусство и элементы шоу, если это можно выразить в процентах?

- Сколько я наблюдал западных музыкантов, у них шоу - не просто самоцель, а прежде всего самоотдача. Делать шоу тоже очень важно. Ты ведь работаешь на сцене и, значит, уже актер, обязан открыть эмоции, чувства. Музыка на сцене должна сопровождаться действием. Тем более, что ты на сцене один, тебе приходится работать сразу за нескольких.

- Неужели не возникает у Вас потребность в музыкальном партнере?

- Конечно, уже хотя бы потому, что хочется украсить выступления какими-то иными звуками. Но ведь и гонорары придется делить, а они сегодня очень скромные. Вот почему я поставил перед собой задачу в ближайшее время работать на свое имя, потому что в будущем будет уже легче кого-то приглашать. Имя, какое-никакое, у меня уже есть, оно должно быть первым наподобие "Чик Кориа электрикбэнд". Люди, знающие меня по сольным выступлениям, легче пойдут на контакт, когда я предложу им выступление с группой под моим именем.

- Возвращаясь к гитаре "Блэйд", которую Вы как бы продвигаете согласно подписанному договору, хотелось бы узнать, является ли это признанием Вашего авторитета или же одной из сторон шоу-бизнеса?

- Я не думаю, что на этом фирма делает какой-то крутой бизнес. Ей просто нужны такие люди, как я. Я ведь для этой фирмы не такой дорогой музыкант. Предложи они рекламировать этот инструмент, скажем, Маклафлину, тот ведь может запросто ответить: "Я на таких гитарах не играю. Если вы очень хотите - платите". Так что я пока поиграю на "Блэйде", потому что иных предложений нет. Следующий же шаг - иные условия контракта, выше. Сегодня я могу сделать свой специфический звук и на других инструментах, он у меня уже есть. Так что мне не важно, на инструменте какой фирмы играть, потому что за счет своего имени могу рекламировать ту или иную фирму. Им ведь тоже нужны имена. Понятно, что на "Фендере" должны играть вполне конкретные люди. И когда мое имя достигнет определенного уровня, тогда, вполне возможно, и "Фендер" проявит желание со мной сотрудничать.

- Да, но в последние годы на просторах бывшего СССР также развился мастеровой рынок. Местные мастера к Вам не обращались с такими предложениями?

- Понимаете, мастерам, делающим электрогитары, пробиться на рынок гораздо сложнее, чем мастерам, делающим акустические инструменты. Акустика уже сама по себе имеет ценность. А здесь что? Доска! Но акустика меня не интересует. А так никто инструмента для меня не делал.

- А не бывало ли у Вас такого: взяли гитару в руки, попробовали и чувствуете: мой инструмент. Хочу!

-Да, бывает! А вот купить его возможности нет. И даже если деньги есть, не покупаю, потому что есть еще и семья, которую нужно кормить, да и играть есть на чем, пока все довольны. Но когда-то, конечно, еще куплю, просто не тороплюсь.

- Та гитара, на которой Вы играете больше всего, как я понимаю, инструмент универсальный: и для рока, и для джаза. А есть ли у Вас чисто джазовый инструмент?

- Нет, такого нет. Все мои гитары - это доски, универсального плана гитары, чисто электрические. Но, в принципе, все ведь зависит от исполнителя. Бывает и такое: возьмут в руки г..., а сыграют такое! Кажется, что гитара - суперфирма! Так что гитара - дело второстепенное. Самое главное - исполнитель.

- Клички у Ваших гитар есть? Существуют ли у Вас интимные отношения с инструментами?

- Нет, чего-то такого нет. В принципе, я все еще ищу такой инструмент, в который хотел бы влюбиться. Мне многие нравятся, но состояние влюбленности не наступило еще. Я все-таки отношусь к своим гитарам как холодный профессионал. Не люблю, а дружу.

 

Дополнительные сведения:


При использовании данной статьи на других Интернет-ресурсах указание автора и прямая ссылка на guitar.ru обязательна!
распечатать
статью
подписаться на
RSS-канал
отправить
другу
подписаться
на рассылку
мы
ВКонтакте
мы в
LiveJournal
мы в
Twitter



Имя:
Ваше мнение:
Введите символы на картинке: