Главная Форум Интернет-магазин
Реклама  |  О проекте  |  Обратная связь

 

 



 
Интервью

Джо Бонамасса: Парень, который играет блюз


      Автор: Анил Прасад
      Перевод: Евгения Павлова
      Дата публикации: 10 апреля 2006 г.

Об игре Джо Бонамасса (Joe Bonamassa), гитариста, взявшего гитару в руки в четыре года, ходят легенды. Это случилось довольно рано, когда никто другой, как Б.Б. Кинг воскликнул в адрес 12-летнего уроженца Нью-Йорка: «У этого ребенка значительный потенциал; он не начал поверхностно относиться к игре, а стремится проникнуть в самую суть. Он… легенда, чье время еще не наступило». Хотя, после записи альбома с группой Bloodline в 1994 году и выпуска четырех студийных альбомов, получивших поддержку критики (включая «Had to cry today», который был назван Blueswax альбомом 2004 года) и недавнего переиздания чрезвычайно сильного live-set «A new day yesterday-Live», думаю, никто не сомневается, что его время пришло. Вместе с басистом Эриком Кзаром (Eric Czar) и ударником Кенни Крамом (Kenny Kramme) Бонамасса и его одно из наиболее перспективных звучаний тяжелого блюз-рока догоняют, а в скором времени встанут в один ряд с такими классическими трио, как Cream, Mountain и, с вашего позволения, Jimi Hendrix Experience в интенсивности, яркости и силе. Соединить воедино два полюса - блюз и классический хард-рок, и сделать это хорошо, задача не из легких, но Бонамасса, кажется, справляется с ней не прилагая особых усилий. В студии он неподражаем: 28-летний музыкант выплескивает бурную пиротехнику пылающего рока, переплетенную с аутентичной подачей блюза, которая под силу лишь тому кто действительно пережил нечто серьезное. Выступления Бонамасса вместе с известными хитами «Miss You Hate You» «Colour and Shape», а также навеянными классикой интерпретациями песен Рори Галлахера, Джефф Бека, Free, Blind Faith, Jethro Tull, и даже «Heart Of The Sunrise» Yes – это, бесспорно, зрелище, которое надо смотреть и слышать. Недавно у меня была возможность пообщаться с Джо Бонамасса во время его путешествия с Б.Б. Кингом, на полпути которого случилась остановка из-за разрыва шины (что Бонамасса, однако, воспринял совершенно спокойно).

Джо Бонамасса - Прежде всего, как проходит тур с Б.Б. Кингом?

- Превосходно! Вчера вечером мы сыграли вместе несколько вещей. Я делаю это уже 15 лет, но каждый раз я все больше и больше впечатлен им как музыкантом и человеком. Он очень милый, простой. Это большая честь для меня. Так что все идет прекрасно – большая аудитория и мы делаем то, что нравится нам.

- Тур с Б.Б. Кингом изменил что-то для тебя?

Естественно, когда мы даем концерты с Б.Б. Кингом, на них есть люди, которые нас знают, и, надеюсь, наши фанаты. Но настоящая причина, по которой эти туры так много для нас значат – это люди, которые раньше нас не знали. Это действительно помогает, все идет прекрасно, мы продаем наши CD, и то, что люди открыли нас впервые, еще принесет свои плоды в следующем году. Так что, думаю, влияние этого турне будет очень и очень положительным.

- Чему ты научился от Б.Б. Кинга?

Быть простым земным человеком, находить время, чтобы пожать руку другому и быть благодарным за то, что имеешь. Это то, как я стараюсь жить, и мне это помогает.

- Вы обсуждали с Б.Б. Кингом возможности сотрудничества?

Хотя мы обсуждали практически все остальное, этой темы мы не касались.

- Сейчас, особенно с Б.Б. Кингом, ты играешь на больших сценах. Есть ли какая-то разница между живым выступлением перед большой толпой по сравнению с ситуацией в клубе?

Ну, я начал играть громче (смеется). В общем-то, это всегда было нашим девизом, мы всегда стремились основывать свой сценический репертуар именно на песнях для больших аудиторий. Многие из них просто не годятся для игры в клубе. Не скажу ничего плохого о клубах, в которых нам доводилось играть, просто нам больше нравятся большие сцены, мы там чувствуем себя как дома, ведь все наше творчество буквально под них и написано. В клубе мы просто стараемся достичь чувства большого стадиона в маленькой комнате, вот что мы делаем. Но вот вчера, например, все билеты были распроданы, 7300 человек – это великолепно.

- Вы недавно завершили турне по Соединенному королевству и Европе. Чем этот опыт был для вас и каким было отношение к вашей музыке там?

Это было впечатляюще. Я был поражен тем, как много людей там знают нас! Все прошло хорошо, действительно очень хорошо. Мы были там первый раз, в таком составе и с такой музыкой, и это было как: «Эй, ребята, а откуда вы вообще нас знаете?». Но они знали, они действительно были большими нашими поклонниками, и это, конечно, поразительно.

- Создается впечатление, что там блюз вызывает даже больший интерес, чем здесь, в Америке?

Я думаю, что 50/50. Думаю, что там блюз в сознании большего количества людей. В то же время в Америке компании много списывают со счетов для того, чтобы стать успешными на рынке. В Европе из-за экономических причин проходит больше блюз-турне, чем в Америке. Европа – обширный рынок. Единственным недостатком, может быть, является то, что после гастролей здесь в Штатах на протяжении 8-9 месяцев, нам надо ехать в Европу еще на три или четыре. Это не плохо, но мы работаем больше, что, впрочем, не проблема для меня.

- Такое чувство, ребята, что вся ваша жизнь проходит в турне. Расскажи, на что похож ваш типичный день?

В общем да, так оно и есть (смеется). Нам повезло и мы счастливы, что на наши выступления приходит столько людей, что мы можем позволить себе нанять автобус для турне, обеспечить достойные условия. Это действительно помогает. Обычно, если мы не едем всю ночь к месту выступления, мы встаем и начинаем наш путь утром, если нам нужно проехать пару сотен миль, как сегодня. Мы приезжаем, устраиваемся, даем концерт, и затем едем в другой город. И дальше, вперед (смеется).

- А есть ли у вас время оценить местных музыкантов?

Если у нас есть свободный день – то да. Но вообще, я не склонен к тому, чтобы слушать игру местных групп во время турне. Это так же, как сантехник, который приходит домой, где его ждут те же трубы, что и на работе (смеется). Вообще же, время нужно использовать с умом, давать себе достаточно отдыха, чтобы не перегореть раньше времени.

- То есть, энергию нужно беречь для своих собственных выступлений?

Джо БонамассаИ это тоже, да, но ведь энергия нужна сама по себе. Ты постоянно ощущаешь огромную усталость, и надо думать о том, как бы не заболеть на протяжении всего времени.

- Назови самые значительные преимущества и недостатки столь долгого турне.

Самый большой плюс – это множество замечательных людей, которых ты встречаешь. Это, и еще то, что я принадлежу к малой толике людей, которым посчастливилось заниматься тем, что им действительно нравится. Я понимаю, мне крупно повезло. Что касается недостатков, то опять же, они не столько связаны с музыкой, сколько со стереотипным представлением музыканта, идущего по какой-то трущобе с бутылкой Jack Daniels в руке. Конечно, это не то, что мы делаем, я просто хочу сказать, что недостатки заключаются в физических ловушках. Постоянная усталость - это явно не здоровый образ жизни! Правда в том, что как бы ни был хорош свой автобус, его недостаточно... А в 24-часовой день так трудно вместить все запланированное! Восемнадцать из этих двадцати четырех часов ты на ногах, спишь часа четыре – и по новой. Пара таких недель – и ты по-настоящему устал. Если же это длится пять месяцев – ты очень, очень устал. Это выматывает, но это приносит и свои плоды! Это как две стороны одной медали, и пропагандировать такую жизнь я бы не стал. Но мне это нравится, я буду делать это до конца жизни… или пока мне не надоест.

- Что ты называешь успешным выступлением?

Когда в конце зрители встают и аплодируют. Это уже много. Вообще же, я считаю, что все прошло удачно, когда настроена гитара, когда я пою в такт, когда группа хорошо играет и слушателям это нравится. Когда мы исполняем динамичные части, и можно услышать как люди подхватывают ритм – тогда я знаю, что мы полностью завладели вниманием аудитории. Это как лакмусовая бумажка для проверки, насколько хорошо наше выступление.

- Если ты не возражаешь, давай вернемся к истокам. Ты начал играть в возрасте четырех лет. Когда ты понял, что хочешь быть музыкантом? Почему ты выбрал именно гитару?

Гитары меня окружали с детства, так как мой отец продавал их и сам играл. Так что однажды любопытство подтолкнуло меня взять одну и начать играть. Я начал играть в четыре года классику и добился в этом больших успехов. Затем, в возрасте восьми лет, я открыл для себя блюз и, в общем, определился навсегда. Тремя годами спустя я организовал свою группу, а еще через год впервые встретился с Б.Б. Кингом. Так что все это было как вихрь (смеется).

- Когда ты только начинал, кто из музыкантов оказал на тебя наибольшее влияние?

Говоря о блюзе, я был большим поклонником Клэптона, Роя Буханана (Roy Bucanan), разумеется, B.B. King, Роберта Джонсона, с которым мы родились в один день… Могу назвать Дэнни Гаттона из окрестностей Вашингтона. Все они оказали очень, очень большое влияние на меня. Хендрикс, Робин Трауэр, Джефф Бек…

- А что изначально привело тебя к блюзу?

Сила трех аккордов. Когда играешь классику, у тебя тридцать различных ритмов, темпов в час. Блюз со своими тремя аккордами более душевный, он оказал на меня гораздо большее влияние и в эмоциональном, и в музыкальном плане, чем что-либо, что я играл на классической гитаре. Это и есть одна из тех причин, которые заставили меня углубиться в этот жанр и сказать самому себе: «Ух ты, что это? Я хочу услышать больше!» Это заставляет тебя перематывать кассету до тех пор, пока пленка на ней не порвется.

- Ты упомянул классику. Ты брал уроки?

Да, у одного парня с севера Нью-Йорка. У меня была дешевая гитара, я и брал уроки у него, и у некоторых других, но я очень скоро понял, что самый лучший способ – это самому сесть и играть, слушая запись, пытаться повторить, ну и так далее.

- Ты считаешь, что гитаристу лучше учиться именно так?

Я считаю, что должна быть какая-то теоретическая основа, нужно знать вообще, что ты делаешь, но с другой стороны, теория не должна быть всем, чтобы игра не превращалась в нечто математическое. А многие музыканты, которых я встречал, относились к игре как к теореме Пифагора (смеется). Например, так: «А сейчас мы добавим вот это к этому и этому». Тогда я думаю: «О, а почему бы нам просто не сыграть и посмотреть, что из этого выйдет?» Я вижу это так. Когда техники слишком много, я считаю, теряется душа и человечность гитары. С другой же стороны, всегда хорошо знать несколько аккордов, например, это может понадобиться при игре в студии. Некая основа всегда помогает, если продюсер говорит: «Я хочу чтобы это было скорее вот так», а у тебя уже есть какой-то ориентир.

- Но есть и ребята, доводящие такой подход до почти атлетического соревнования…

Джо БонамассаДа, и я стараюсь в этом не участвовать, потому что очень быстро это становится полной чушью (смеется). Это примерно так: «О, ребята, зачем нам столько нот, может, вместо двух сотен плохих найдем одну, но хорошую?» (смеется).

- Большинство гитаристов, особенно вначале, часами практикуются. Ты делаешь то же самое сейчас или же у тебя больше нет на это времени?

Да, я до сих пор играю. Много играю дома, когда я не в дороге. Обычно я сажусь на кровать, достаю свой Gibson L-5 или нечто подобное и играю. Но не круглые сутки, ведь это мое время отдыха. Вначале ты играешь по четыре-пять часов в день, и так пару дней, и тогда ты узнаешь какие-то новые вещи. Сначала прилагаешь усилия, чтобы разучить новую вещь, потом прилагаешь усилия, понимая, что у тебя ничего не выходит и ты бездарность (смеется). Так все и происходит.

- Я впервые услышал тебя, Джо, когда ты играл вместе с Bloodline в 1994. Ты думал когда-нибудь о том, чтобы включить эти песни в будущие альбомы?

В общем-то, нет. У меня есть несколько кавер-версий вещей Bloodline, но уже давно мы идем своей дорогой, и думаю, так и продолжим ей идти в том, что касается записей. Хотя, может, когда-нибудь… наверняка ничего сказать нельзя.

- Недавно ты работал с Оззи Осборном над кавер-версией песни Buffalo Springfield «For what it’s worth» для его сборника «Prince of Darkness». Как началось ваше сотрудничество, и что ты вынес для себя из него?

Он просто позвонил мне и спросил: «Не хочешь ли принять участие в альбоме Оззи?», а я: «Конечно!» Я тогда только вернулся домой после турне, подошел к телефону, а там он звонит и предлагает поработать вместе. Это был очень хороший опыт. Это одна из тех записей, куда блюзовых гитаристов обычно не приглашают, ни для какой роли (смеется). Это предмет моей гордости! И мне действительно очень, очень нравится, что из всего этого вышло.

- Было ли во время вашей работы такое, что ты просто сидел рядом с Оззи и делал то, что он от тебя хотел?

Нет, я с ним даже и не сидел, я сидел с продюсером. Я просто приехал на пару часов в студию в Лос-Анджелесе и сразу сыграл всю вещь.

- Ты также работал с Джо Лин Тёрнером (Joe Linn Turner) над его альбомами «Holy man» и «JLT». Как соотносится работа в русле мелодичного металла с твоим собственным направлением в игре?

О, это что-то совершенно другое! На 180 градусов от привычного мне, но мне нравится играть в разных стилях. Мне больше нравится быть гостем на чьем-то альбоме, чем самому варьировать свой стиль. Наши поклонники в какой-то степени привыкли к нашему особому стилю. Хорошо, когда можно немного от него отойти в сторону других стилей, не чувствуя при этом давления и необходимости объяснять и почти оправдывать свой поступок. Я делаю это, потому что мне это нравится.

- Насколько важным для музыканта ты считаешь слушать музыку других стилей?

Думаю, очень важно, поскольку ты получаешь возможность взглянуть на то, что ты делаешь, под другим углом. Очень важно быть сведущим во всех стилях, от джаза, кантри, «блюграсc» до блюза, рока, хэви-металл, хип-хопа и так далее.

- Сочиняя песню, где ты находишь вдохновение?

О, обычно я просто пытаюсь подражать остальным, скопировать то, что они уже сделали и немного переиначить, понимаешь? (Смеется). Нет, мое вдохновение обычно приходит в момент простого бренчания на гитаре, когда меня вдруг осеняет: «О, это здорово, я никогда раньше этого не слышал!» А лучшие песни те, которые ты думаешь, что уже где-то слышал, а на самом деле - нет. Они приходят на ум сами собой.

- Что отличает тебя от остальных в блюзе и даже роке – так это твоя любовь к британскому блюз-року конца 60-х – начала 70-х. Откуда такой интерес к музыке того времени?

Просто послушал пластинки. Знаешь, Джефф Бэк «Truth», Free “At Last”, John Mayall, Алексис Корнер, такое все… Мне действительно нравится британская интерпретация блюза.

- Твой выбор песен для кавер-версий несколько удивляет. Это не то, что привыкли слышать от блюзмена. Ты записывал каверы таких разных исполнителей, как Jethro Tull, Blind Faith, Рори Галлахер и даже «Starship trooper» и «Heart of the sunrise» Yes. Какие твои критерии отбора?

Да нам просто нравится развлекаться, понимаешь? Я считаю, что бессмысленно делать кавер-версию хита, который ты каждый день слышишь по радио. Во-первых, оригинал не переплюнешь, во-вторых, кому охота слушать его еще раз? Я же считаю, что надо либо попытаться сделать свою версию лучше оригинала, либо, по крайней мере, сделать что-то отличное, а не дословно скопировать, внести в песню свой вклад.

- Твои ближайшие планы, Джо?

Собираемся завершить это турне, а потом, в октябре будет несколько выступлений на больших площадках. А затем планируем начать студийную работу над новым альбомом.

- Ты уже что-то написал для него?

Да, что-то уже готово, но пока не все. Закончу со временем. В этом смысле новый альбом будет для меня неожиданностью (смеется).

- Я слышал о возможном выходе в скором времени нового DVD с записями ваших живых выступлений. Это так и если да, когда мы можем его ожидать?

Не знаю, когда его выпустят, но мы уже имели возможность оценить его – он очень хорош. Мы сами его очень ждем. Но прежде, чем его выпустят, над ним должны еще поработать, добавить несколько бонусов, оформить обложку и так далее. Пару дней назад мы видели пробный, еще незавершенный вариант, и он нам очень понравился. Это, как обычно, всего одно шоу, но записанное в Германии, в Бург Сатви, в июне для Rockpalast.
(прим. переводчика – в марте 2006 года этот DVD был на первом месте по продажам магазина «Пурпурный Легион»).

- Как ты видишь будущее группы? Какой музыкой вы будете заниматься?

Джо БонамассаВообще я не знаю, не могу ничего сказать наверняка. Возможно, это неправильно, но единственный мой план на будущее – это продолжать свое дело, играть для большего количества слушателей. Я хочу сохранять блюз живым, хочу, чтобы наша музыка звучала ново и свежо, и хочу сделать что-то свое, что до этого никто не делал. Нет, конечно, все уже когда-то было перепробовано, но, может, мне удастся внести нечто свое.

- Ты доволен своей карьерой?

О да, очень. Последние два года были, бесспорно, наиболее удачными для нас.

- Ты, Эрик и Кенни – вместе очень сильное трио, и вы прекрасно дополняете друг друга. Не чувствуешь ли ты, что такой формат тебя в чем-то сковывает, и обсуждали ли вы когда-нибудь возможность пригласить еще кого-нибудь, чтобы добиться нового звучания?

Мы размышляли над тем, чтобы добавить клавишных на новый альбом. С клавишами мы уже немного работали, я думаю над тем, чтобы, может добавить трубу, но вообще я хочу оставить звук сырым, необработанным. Мне нравится формат трио. Думаю, это то, чему принадлежит мое сердце и сердца всех остальных, он дает больше свободы.

- Расскажи, как проходит запись? Какой ты: щепетильный, стремящийся довести вещь до того состояния, как именно было задумано, или же ты больше полагаешься на свои ощущения?

На свои ощущения. Ориентируюсь на то, что это должно быть живым и энергичным. То, что выглядит прекрасно в нотах, не всегда заводит тебя эмоционально, а то, что может, не так хорошо, и немного сыро – но в этом есть душа, и к этому я стремлюсь. Но я также стараюсь, чтобы и в нотном варианте наши вещи выглядели хорошо.

- Есть ли гитаристы, которые произвели на тебя впечатление в последнее время и о которых ты бы хотел рассказать?

В общем-то, нет. В последнее время очень немного хорошей игры на гитаре, особенно в поп-музыке. Наверное, пора им начинать брать уроки или еще что-то, не понимаю, что происходит. Больше нет никаких стимулов изучать игру на инструменте. Печально, и это верно даже для групп, чья музыка основана на гитаре, посмотри на эти панк-группы… Все, что тебе нужно – третья книга Мэл Бэя, и все, ты уже гитарист (cмеется). Это угнетает, это глупо. Интереса к игре больше нет. Если на ногах у тебя пара кроссовок, и ты выглядишь, как ребенок «Бога», ты получишь контракт с записывающей компанией. А то, что ты играешь по двадцать часов у себя в комнате, и действительно чего-то добился, никого не интересует. Поэтому я и не могу никого назвать. Иногда можно услышать что-то интересное в работах некоторых гитаристов, но, дослушав до конца, понимаешь, что все это то же самое. Но знаешь, есть музыканты, я говорю о, например, Эрике Джонсоне, Сони Ландрете, но они играют уже лет 25, гораздо дольше, чем я. Могу еще назвать парня по имени Джонни А. из Бостона, я его большой поклонник. Волтер Траут делает интересные вещи, мне он нравится. Много хороших музыкантов, но все они на сцене гораздо дольше меня. Ни о ком, кто младше меня я не могу сказать: «Ух ты, он действительно делает что-то особенное!» Но я уверен, что такие есть, просто им не удалось пока добиться известности.

- Как ты думаешь, в не столь отдаленном будущем ситуация изменится?

Надеюсь…моей главной целью как раз является вернуть то время, когда умение играть что-то значило, вдохновлять и воздействовать на людей посредством музыки. Могу привести в пример Дерека Тракса, Уоррена Хэйнеса… Я восхищаюсь тем, что они делают, и, если я не ошибаюсь, Дерек моложе меня, так что смотри, одного я все-таки нашел! (Смеется). Его игра просто великолепна. Хороший гитарист Роберт Рэндольф. Их несколько, просто мы говорим о двух-трех. Сейчас появилось много новых гитар и много новых гитаристов. Уверен, есть ребята, делающие что-то действительно интересное, просто о них еще никто не знает. Я с нетерпением жду, когда же это случится. Я не из тех, кто считает, что нам это не нужно. Надо поддерживать дух соревнования, поддерживать людей, желающих своим талантом занять твое место. Это нравится поклонникам, это держит тебя самого в тонусе. Мне это нравится. К тому же, чем больше исполнителей, тем шире аудитория.

- Ты раньше упоминал о том, что до «Blues Deluxe» звукозаписывающая компания оказывала давление по поводу более рокового направления. Теперь твой полностью блюзовый альбом – чемпион по продажам среди остальных твоих альбомов. Давление на вас после этого ушло?

Да, полностью. Я, можно сказать, вернул свой статус и возможность решать самому (смеется). Сейчас у нас с моим лэйблом совместное предприятие, со старым лэйблом, который много лет после Epic был моим. Они до сих пор распространяют записи, и она также помогают их раскручивать, за что я им благодарен. А мы с моим менеджером работаем совместно, и это наш собственный знак внутри лэйбла. Так что я теперь артист A&R (artist and repertoire), и я просто делаю то, что хочу. Так что да, давление определенно ушло. Всегда есть давление сделать хороший альбом, ведь лэйбл должен быть успешным. Я таким не занимаюсь… Я не иду в студию, пока не почувствую, что готов сделать действительно классную вещь. Не хочу делать что-то по обязанности.

- Ты известный коллекционер винтажных гитар. Последний раз, когда я этим интересовался, у тебя их было около 78…

О нет, сейчас их у меня около 140-150 и примерно дюжину я взял с собой в турне.

- А на какой ты больше всего любишь играть?

Мне нравится Gibson 335, у меня есть пара стратов, которые я очень ценю, Les Paul Тома Мерфи мне очень нравится, это все для живых выступлений, у меня с собой и несколько старинных гитар.

- Что ты посоветуешь тому, кто только делает первые шаги в этом бизнесе?

Могу сказать, что лучшее, что может сделать любой начинающий гитарист – это просто быть собой. Не надо гнаться за тем, чтобы быть как Стиви Рэй, за тем, что показывают по MTV. Просто если тебе нравится определенный стиль музыки, чтобы ты ни играл, играй, и делай это так хорошо, как только возможно. Люди отзываются на искренность, а не на того, кто легко зарабатывает деньги.

- Какую роль в деле раскрутки группы ты отводишь Интернету?

Большую. Для меня это становится все более и более важной частью, я имею в виду веб-сайт, у нас около трех-четырех тысяч посещений в день. Интернет, бесспорно, очень важен для раскрутки записей, но я все же считаю лучшим способом живое выступление. Ты должен вдохновить людей на покупку твоего альбома. Хороший веб-сайт и хороший альбом – не одно и то же. Часто я попадаю на хороший сайт, затем слушаю альбом и думаю: «В общем, это не настолько хорошо, как я думал» (смеется).

- Есть ли что-то еще, что бы ты хотел сказать своим поклонникам?

Я просто хочу сказать спасибо. Они те, благодаря кому я нахожусь там, где я есть, уже не первый год, я не могу жаловаться на своих поклонников. Они действительно лучшие в мире и мы очень ценим их поддержку. И спасибо всем вам, кто берет у нас интервью, для нас это очень важно, это помогает нашим именам быть у всех на устах, а нам дает возможность рассказать о наших планах. Я очень ценю это все.

Дата интервью: 15 сентября 2005 г.

 

© 1998 by Anil Prasad.
Данная статья переведена и опубликована с официального авторского разрешения. Воспроизведение данной статьи целиком или частично без письменного разрешения издателя запрещается. Оригинальная версия статьи доступна на Innerviews (http://www.innerviews.org/).


При использовании данной статьи на других Интернет-ресурсах указание автора и прямая ссылка на guitar.ru обязательна!
распечатать
статью
подписаться на
RSS-канал
отправить
другу
подписаться
на рассылку
мы
ВКонтакте
мы в
LiveJournal
мы в
Twitter



Имя:
Ваше мнение:
Введите символы на картинке:


Последние сообщения:


Все сообщения